6+
   356705, Ставропольский край, Апанасенковский район, с. Дербетовка, пер. Кооперативный, 16
RU EN DE
Версии:

 

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru

 Голосование проводится еженедельно!

      Проголосуй за наш сайт

История села

Можно не знать многих наук и быть
образованным человеком, но нельзя быть
образованным, не зная истории.
Н.Г.Чернышевский
 
На берегу Калауса

Карта Апанасенковского района 
 
 Территория значительной части Предкавказья, в том числе и Ставрополья, до 1785 г. по управлению входила в состав Астраханской области.  Затем была создана самостоятельная Кавказская область с шестью уездами – Ставропольским, Александровским, Георгиевским, Екатериноградским, Кизлярским и Моздокским. В 1847 г. Кавказская область была преобразована в Ставропольскую губернию со Ставропольским, Кизлярским и Пятигорским уездами. И только в 1937 году 26 мая центр края переведен из г. Пятигорска в г.Ставрополь и край становится Ставропольским. Ставропольский край граничит с Ростовской областью, Калмыкией, Дагестаном, Чечней, Осетией, Кабардино-Балкарией, Карачаево-Черкессией и Краснодарским краем. Включает в себя 35 районов. В одном из них проживаем и мы.  Сегодня в этом районе живут более 38000 человек. Основной состав населения – русские, есть также украинцы, белорусы, армяне, чеченцы, выходцы с Дагестана и др. Площадь Апанасенковского  района 3587 кв.км. Район граничит с Калмыкией, а также с Ипатовским и Туркменским районами Ставропольского края. Через район проходит автотрасса и железнодорожная ветка Ставрополь – Элиста. Рельеф в районе равнинный. Только на юге, в районе с. Рагули, имеется небольшая возвышенность, достигающая 192 м. Эта высота относится к отрогам Ставропольской возвышенности, ограничивающим Манычскую впадину. К северо-востоку местность понижается.
            Климат континентальный, довольно засушливый. Летом температура повышается до 25-40 выше нуля, достигая своего пика во второй половине июля – в первой половине августа. Зимой температура понижается до 10-15 ниже нуля. Сильные морозы в районе редки, в основном они не превышают -20 градусов. Снежный покров довольно нестабилен из-за частых оттепелей. Он сохраняется около 63 дней, но большинство зим не имеют устойчивого снежного покрова. В целом, зимы носят мягкий характер. Большое неудобство представляют сильные зимние ветры. В районе преобладают каштановые почвы. В ряде мест имеются значительные солончаки. Теплая погода господствует с апреля по октябрь. В октябре очень часты погожие дни, что позволяет в этот период проводить уборку некоторых сельскохозяйственных культур.
             Район носит сельскохозяйственный характер, производя, главным образом, продукты растениеводства и животноводства. Урожайность зерновых более 20 ц/га. В районе развивается перерабатывающая промышленность. Ведется строительство жилья. В последние годы основная часть домов построена населением.
На территории района находится 11 сельских администраций, которые включают 14 населенных пунктов: с.Дивное, п.Айгурский, с.Апанасенковское, с.Белые Копани, с.Воздвиженское, с.Вознесеновское, с.Дербетовское, с. Киевское, с.Малая Джалга, с.Манычское, с.Рагули, п.Вишневый, п.Хлебный, п.Водный.
 
Указ императора
 
                 Отсюда и начнем мы свой рассказ о том как, некогда маленькая казачья застава на балке «Сладкие Копани» превратилась в красивое цивилизованное село.
                 Процесс освоения земель Астраханской губернии начался с момента ликвидации Астраханского ханства в 1556 году при Иване Грозном. Существовала проблема незаселённости астраханских степей. Наиболее быстрое решение проблемы виделось в переводе калмыков из кочевого образа жизни к оседлому. Еще Петр I понял необходимость удержать калмыков от кочевки или, что еще хуже, перехода калмыков на сторону Турции. В то время Россия не располагала людскими ресурсами для заселения полупустынных земель Астраханской губернии, а оттого и стремилась удержать калмыков и перевести их к оседлости. Но этим намерениям правительства России не суждено было сбыться. На просторах незаселенных земель продолжали кочевать калмыки, водились куланы, сайгаки и табуны диких лошадей.
               По Астраханской и Кавказской (с 1847 года Ставропольской)  губерниям пролегало несколько грунтовых дорог (трактов) государственного значения. Важнейшими из них были: Московский (Царицын-Астрахань), Кизлярский (Астрахань-Кизляр-Моздок), Крымский (Астрахань-Киргизская Орда), Царицынско-Ставропольский (ЦСТ). На Царицынско-Ставропольском тракте, согласно Указу Екатерины II за №16194, 9 мая 1785 года были созданы заставы (кордоны). В задачу кордонов входило предупреждение грабежей на ЦСТ и взаимного угона скота калмыками с пограничных земель Войска Донского, а донскими казаками с калмыцких степей.  Постоянные их разъезды по степи и вдоль ЦСТ, а в случае угона скота или грабежа возможность преследования «хищников» вооруженными казаками, имели положительное влияние на искоренение грабежей обозов и разбойных взаимных набегов калмыков и донских казаков. Это были суворовские времена, когда строилась заградительная стена из казачьих вольных поселений от Астрахани до Азова - времена продвижения России на Кавказ. Кордоны были установлены в местах стоянок обозов у водопоев на трассе ЦСТ. Поэтому многие стоянки и кордоны при них получили калмыцкие названия, как и реки, и балки, на которых они располагались. Так, стоянка и кордон на реке Акшябай получили название – «Акшябай» (Акшибай); кордон у реки Амта – «Амтинский»; на озере Амта-Нур – «Амтанур» (Антанур); на реке Гардачи – «Гардачи»; на балке Амта – Худук – «Сладкие копани» и др.
 
                По этим заставам Указом императора Николая I № 20758 от 30 декабря 1846 года «О заселении дорог на калмыцких землях в Астраханской губернии и особая инструкция о правилах заселения пустующих земель Астраханской губернии» и было повелено основать ниже перечисленные станицы с такими названиями:
на ставке Тундутово – станица Тундутово, на заставе Зельмень – станица Садовая,
на заставе Конкрюк – станица Обильная, на заставе Акшябай – станица Киселева,
на заставе Амта – станица Заветная, на заставе Загеста – станица Торговая,
на заставе Джурак – станица Ремонтная, на заставе Крест – станица Крестовая,
на заставе Булук – станица Кормовая, на заставе Амта-Нур – станица Приютная,
на заставе Гардачи – станица Дивная,
на заставе Калаус (Сладкие Копани) – станица Дербетовка,
на заставе Чимрек – станица Винодельная.
Позже станицы Указом Николая I были переведены в разряд сел.
В переводе на новый стиль летоисчисления день рождения указанных сел следует вести с 12 января 1847 года.                            
               Чрезвычайно трудным был переезд на новое место жительства. Сырые землянки, скученность, недостаток питания, непривычная солоноватая вода, изнуряющий до обморочного состояния труд. В 1847 году вспыхнула эпидемия холеры, а затем цинга, чума. Высокая смертность вызывала тревогу. По распоряжению Его императорского величества Николая I была немедленно приостановлена отправка поселенцев в Астраханскую, Ставропольскую губернии. Заселение станиц по ЦСТ возобновилось только в 1848 году.
                  Итак, село Дербетовское расположилось в неглубокой балке. Очевидно,  название его произошло от имени калмыцкого хана Дербет, хозяина кочевий, с добавлением русского окончания «овка».
                     Первые переселенцы пришли сюда в 1863 году, до этого времени это была небольшая казачья застава.  С этого года и ведем мы счет лет. Пресную, хорошую воду для питья жители брали из колодцев, всегда имеющих воду в достаточном количестве. Скот поился тоже колодезною водой. В колодцах села вода была вкусом очень хорошая, что в здешней местности редкость, поэтому-то старое название села - «Сладкие копани». Коренные жители села – малороссы, переселившиеся из Полтавской, Харьковской, Черниговской, Воронежской и Киевской губерний.
                  Жители села занимались исключительно земледелием и скотоводством. Село часто страдало от засух, поэтому урожайность его небольшая. Частыми явлениями были неурожайные годы. Нередко неурожаи принимали размеры народного бедствия. В селе наблюдалась высокая смертность, особенно среди детей. Сеяли преимущественно пшеницу, рожь, ячмень и в небольшом количестве овес, просо и коноплю. Зерно хлебных растений почти всегда было среднего качества. Землю пахали деревянными и железными плугами и букарями. В плуг впрягали 2-5 пар волов или 1 пару лошадей. Пользовались также веялками, косилками и молотилками. Земледельческие орудия жители покупали в г. Ставрополе и Ростове - на - Дону и в селе Большая Джалга частью за наличные деньги, а частью в долг. Село ежегодно покупало средним числом 2 плуга, стоимостью 115 руб. и 2 веялки – 120 руб. Система обработки земли трехпольная. Переделы земли бывали ежегодно. Удобрения не применялись. Град и нападения саранчи случались очень редко. Очень развито было огородничество и садоводство. Многие семьи  имели фруктовые сады. В селе разводили лошадей, рогатый скот, овец, коз, свиней. В годы хорошего урожая население продавало скупщикам пшеницу, рожь, овес, ячмень, просо, лен.
В селе находилось 3 мануфактурных лавки, 2 бакалейных, 3 мелочных, 4 винных 30 ветряных мельницы, 3 овчинодельных завода и 2 маслобойни. Жители  торговали хлебом и скотом на ярмарках сел: Петровского, Медведского, Большой Джалги, Дивного и г.Ставрополя, а также продавали хлеб скупщикам из Ростова-на-Дону и Ставрополя. В селе не проводились ярмарки и базары, хотя имелась большая, удобная площадь. В среднем за год село выручало от продажи скота около 10000 рублей. Значительные суммы крестьяне получали от продажи шерсти. В начале XX в. в связи с появлением значительных излишков продукции, в селе начинают еженедельно устраиваться базары.
               Крестьянское подворье в селе состояло, как правило, из двух дворов. В первом помещался жилой дом, летняя кухня, если она была, погреб. Во втором дворе располагались хозяйственные постройки. Хозяйственные сооружения строились из самана, крышу смазывали глиной, иногда данные сооружения делались из соломы. Деревянные доски  употреблялись редко, лишь при строительстве амбаров, закромов, когда саманное сооружение оббивалось досками. Хозяйственный двор имел свой выход на улицу для перегонки скота, для которого строились базы, огороженные саманом или соломой. Замыкал крестьянское подворье огород  иногда с садом, имевший простейшие поливные системы. Все подворье огораживалось саманным забором. Лишь при строительстве ворот употреблялись доски, а чаще был плетень.
               Крестьянские хозяйства различались по посевным группировкам. В условиях общинного землепользования и общинных переделов земля распределялась в зависимости от количества душ в семье, претендовавших на землю. И чем больше в семье таких душ, тем больше ее землевладение. Малоземельные хозяйства, как правило, составляли семьи молодёжи и стариков, не имевших детей или которые были не в состоянии обрабатывать значительные участки земли. Поэтому очень многие такие хозяйства сдавали землю в аренду, что для них было более приемлемо. Тем самым они высвобождали время и трудовые усилия на менее обременительные занятия. Наоборот, большие семьи обладали значительными трудовыми ресурсами. Иногда земельный надел семьи становился для нее тесным, ибо не использовались полностью трудовые возможности семьи. Поэтому крестьянская семья брала в аренду землю, даже платя значительную арендную плату. Таким образом, аренда земли не всегда свидетельствовала о социальной дифференциации крестьянства в с. Дербетовское.
 
Первые постройки
 
            Число первых селян не превышало нескольких сотен человек, но через 5-7 лет село уже состояло из 577 дворов с 680 домами и деревянной, крытой железом, церкви в честь Покрова Пресвятой Богородицы. Построена церковь в 1870 г., на что ушло 10000 рублей. При Советской власти она была уничтожена. Последними священниками были перед революцией отец Василий (Никифоров) и отец Александр (Чемеков).
                 В селе имелся запасный общественный магазин, в котором хранился яровой и озимый хлеб в достаточном количестве. Здание магазина стоило 8000 руб.
                 Село имело два училища: одноклассное от Министерства народного просвещения и церковно-приходское. Годовой бюджет министерского училища равнялся 620 руб., из которых 330 р. выдавалось в жалованье учителю. Здание построено в 1885 году и стоило 6000 рублей. Квартира учителя помещалась в самом здании и состояла из двух комнат и кухни; при ней был погреб и сарай. При училище разводился сад. Классная комната имела 945 куб. арш. воздуха, а комнаты учителя – 334 куб.арш. Классная комната была светла, освещалась с восточной стороны. В одноклассном училище обучалось 63 мальчика.
Церковно-приходское училище открыто в 1893 году. Оно не имело собственного здания, а помещалось в церковной сторожке и содержалось на церковные средства. Учащихся в училище было 8 мальчиков и 4 девочки. Детей обучал местный дьякон, получивший образование в духовном училище.
                  Село не имело своей аптеки. Помощь больным оказывал виноделенский участковый фельдшер, а лекарства привозились из с.Петровского или из Большой Джалги. В большинстве случаев село страдало дифтерией и глазными болезнями. В 1892 г. была холера, от которой умерло 13 человек.
                   Корреспонденцию село получало из Петровского почтово-телеграфного отделения, находящегося на расстоянии 70 верст. К Дербетовской волости принадлежал хутор, состоящий из 52 дворов. На хуторе был пруд с рыбой и два фруктовых сада.
В судебно-административном отношении село подчинялось земскому начальнику 2-го участка, жившему в селе Винодельном; в судебно-следственном отношении – следователю 3-го участка, жившему в селе Петровском; в полицейском отношении – приставу 4-го стана, квартирующему в селе Дивном.
Сообщение с ближайшими соседними селами осуществлялось посредством найма вольнонаемных подводчиков, которые за провоз пассажиров брали:
до с.Винодельного – 1 р. – 1 р.50к., с.Дивного – 2 р. и с.Кистинского – 2 р.50 к. – 3 р.
 
Восстание крестьян в 1879 году
 
              Крестьяне пользовались огромными земельными просторами вокруг села. Однако в конце 1870-х годов правительство начало размежевание земли, чтобы навести порядок в землепользовании и устранить конфликты между волостями из-за земли. При введении так называемых «владенных записей» во многих селениях Ставропольской губернии в конце 70-х годов произошли значительные волнения бывших государственных крестьян. В Новогригорьевском уезде из 44 селений отказались от приема «владенных записей» 17. Более бурный и упорный характер приобрело крестьянское волнение в с.Дербетовском Виноделенской волости Новогригорьевского уезда. В 1879 г. при выдаче селу владенной записи на землю, вследствие печального недоразумения крестьяне произвели бунт против начальства.
Из протокола судебного следователя о расследовании восстания крестьян с.Дербетовского Новогригорьевского уезда.         4 марта 1879 г.
             … Я, поручик отдельного корпуса жандармов Николай Иванов Лосев… поясняю, что по сообщению Ставропольского губернатора Ставропольскому жандармскому управлению было известно, что между крестьянами Виноделенской и Петровской волостей Новогригорьевского уезда, по поводу введения нового поземельного устройства крестьян, возникали беспорядки, и что для прекращения этих беспорядков и восстановления порядка командирован Ставропольский вице-губернатор. Начальник Ставропольского губернского жандармского управления командировал меня с двумя унтер-офицерами Темниковым и Белковым для содействия вице-губернатору по восстановлению порядка между крестьянами означенных выше волостей…
                  В с.Дербетовском по приезде встречены были довольно мирно. Вице-губернатор просил встретивших нас крестьян собраться на сход утром 4 марта. Общество в тот вечер было собрано в расправе, куда явился посредник Толгский и начал объяснять крестьянам законность выдачи им владенных записей. Крестьяне наотрез заявили отказ, начали шуметь и кричать, что не желают принять записи. Я стоял в стороне и не слышал, как и что говорил им посредник. Затем он, видя, что ничего не поделает, ушел от них и, придя к вице-губернатору, заявил, что сход не хочет его слушать, причем я заметил, что он был взволнован…
                 Утром, 4 марта, часов в 8 я пошел в церковь, где обедня закончена была священником проповедью, поучающею прихожан соблюдению порядка, почитанию властей и уважению законных их требований. Из церкви я зашел к вице-губернатору, от которого слышал, что крестьяне отказались собраться около его квартиры, причем посредник заявил, что крестьяне требуют, чтобы вице-губернатор явился к ним к хлебному магазину, где они уже собрались. Одновременно с этим, следователь приступил к следствию по какому-то мне неизвестному делу, в нашу квартиру для допроса призваны были следователем крестьяне Кудлай и двое Сердюковых. Во время призыва их я был у себя на квартире. После допроса двух из них следователь вместе со мной пошел в квартиру Толгского пить чай, там нашли исправника. Спустя несколько времени, я из окна квартиры Толгского заметил, что толпа крестьян и крестьянок от хлебного магазина направилась к нашей квартире. Я об этом тот час же сообщил следователю, Толгскому и исправнику, и мы вместе вышли узнать, что случилось. Следователь и исправник пошли вперед, я же с посредником остались позади. Забыл сказать, что в это время в нашей квартире были оставлены следователем 3 вышепоименованные крестьяне для допроса третьего из них. Подходя к толпе, я узнал, что она идет к следователю с требованием освободить Кудлай и Сердюковых, и хотя я объяснил им, что эти крестьяне не арестованы и только допрашиваются, но не мог убедить их в том. В это время передовые крестьяне уже подходили к нашей квартире и думали силою ворваться в нее, но стоящий у дверей унтер-офицер Темников не допустил и говорил крестьянам, что, если кто подойдет к нему ближе, он будет стрелять. Я, слыша угрозу со стороны Темникова и испугавшись, чтобы он действительно не привел ее в исполнение, сам вскочил на крыльцо и стал уговаривать общество разойтись, толпа, видя меня, отступила от крыльца, но тем не менее продолжала кричать: «Давайте нам наших крестьян». На крыльцо вышли исправник, посредник и судебный следователь, из которых два последних, видя такой беспорядок, требовали от исправника составления протокола. Тут унтер-офицер Темников вошел в комнату и, вышедши, объявил мне, что крестьяне Кудлай и Сердюков бежали из комнаты. Об этом я громко объявил толпе и сказал, что за это виновные будут отвечать по закону. Крестьяне, услышав это, перестали шуметь и разошлись. Ввиду этих беспорядков, доложенных мною вице-губернатору, он послал в с.Дивное станового пристава Савостьянова за казаками, которые к вечеру прибыли…
                                                                                 Поручик Лосев
                                                                        Судебный следователь Ив. Унтелов           
Из Акта Ставропольского вице-губернатора, мирового посредника о волнении крестьян в с.Дербетовском Новогригорьевского уезда            
 4 марта 1879 г.  
                     В 5.30 по полудни после прибытия из с.Дивного вытребованной оттуда по причинам, изложенным в особом при сем приложенном акте, казачьей команды Ставропольский вице-губернатор приказал собрать у своей квартиры сельский сход, выйдя к которому, предъявил именем закона следующие требования:
1)    Чтобы немедленно представлены были 3 крестьянина, совершившие в этот день, в полдень, со взломом окна побег из камеры судебного следователя при обстоятельствах, изложенных в прилагаемом акте.
2)    Чтобы не далее 9 часов утра следующего дня уплочена была крестьянами недоплата по дополнительному окладному листу за 1878 г. всего в количестве 270 руб;
3)    Чтобы общество через посредство своего старосты обратно приняло окладной лист на сей 1879 г., неправильно возвращенный им при незаконном мирском приговоре господину Ставропольскому губернатору, и чтобы преступлено было к уплате по сему листу податей в установленном сего порядке...
      Толпа крестьян заволновалась, выдвинула вперед стоящую на площади громадную толпу женщин, вооруженных палками, дручьями и железными баграми, и, смешавшись с ними, бросилась на дом, в коем отведена была квартира вице-губернатора, с целью туда ворваться. Конные казаки стали сдерживать напор с лишком 2-тысячной толпы женщин и мужчин, то они, последние, начали наносить удары всем служащим, без разбора, причем сорвали жгут с форменного пальто исполняющего должность исправника, нанесли весьма чувствительный удар по руке адъютанту Ставропольского губернского жандармского управления и причинили весьма значительные ушибы становому приставу, который только благодаря защите казаков не сделался жертвою разъяренной толпы. В этот момент толпа пришла окончательно в исступление и с криками «давай нам попов» и бросанием в окна камней обнаруживала положительное намерение произвести, в самом деле, бесчинство. Тогда по просьбе вице-губернатора местный священник Алексей Остроумов с крестом в руке вышел к толпе, которая, невзирая на это, не унималась, продолжая кричать «не надо нам попа серебролюбца, не хотим земли, давай попов для расправы», и лишь после настойчивых увещаний, продолжавшихся более 2 часов, и постепенного занятия казаками всех входов и выходов у дома, рассвирипевшая толпа начала, мало-помалу расходиться, не прекращая угрожающих криков или явно вызывающих на кровавое столкновение поступков, как, например, бросанье грудного младенца на каменное крыльцо вице- губернской квартиры.
 Вследствие такого прискорбного события и принимая во внимание:
1)    Что из необузданной толпы раздавались угрозы поджечь дом, в котором нашли убежище все нижеподписавшиеся;
2)    Что скопище крестьян удалилось с громко высказанною угрозой «расправиться с панами»;
3)    Что с наступлением ночи… крестьяне, овладев закрытым по распоряжению вице-губернатора кабаком, могли бы в опьянении с полною вероятностью осуществить свою угрозу,
4)    Что казачья команда, состоящая из нижних чинов наполовину малолетков и под начальством сотника, представляла слишком ничтожную охрану и силу в восстановлении порядка, прибытие же достаточной военной команды из Ставрополя потребовало бы по крайней мере 6 дней времени, - нижеподписавшиеся пришли к единогласному заключению, что в интересах благоразумия и во избежание напрасного и неизбежного кровопролития оказывается наиболее целесообразней выезд их из с.Дербетовского и возвращение казаков в место их расположения; посему в 11 часов вечера нижеподписавшиеся, а вместе с ними и священник Остроумов, который признавал дальнейшее пребывание в этом селе опасным для жизни своей и своего семейства, выбыли из оного на сборных лошадях, т.к. местная сельская почта отказала в отпуске своих подвод.
                                                                       Ставропольский вице-губернатор
                                                                                                    К. Зиссерман
                                                                      Мировой посредник Д. Толгский
                                                                            И. д. судебного следователя
                                                                                                            И. Манжос
                                                                        Отдельного корпуса жандармов
                                                                                                      поручик Лосев
                                             И. д. Новогригорьевского уездного
                                                                                           исправника Морейко
Из приговора сельского схода крестьян с.Дербетовского Новогригорьевского уезда о жестокой расправе казаков с населением                                   4 марта 1879 г.
     Мы, нижеподписавшиеся Ставропольской губернии Новогригорьевского уезда, Виноделенской волости, селения Дербетовского государственные крестьяне, быв сего числа на полном мирском сходе, по требованию нашего сельского старосты, получившего распоряжение от его превосходительства господина Ставропольского вице-губернатора, жандармского офицера, судебного следователя, мирового посредника, Новогригорьевского уездного исправника, пристава 3 стана и Виноделенского волостного старшины, бывших в нашем селении, куда того же числа под начальством прибыла сотня казаков, где нам предъявлены владенные записи и окладной лист на 1879 г., которых мы принять не пожелали, потому что в окладном листе, между прочим, упоминается сбор по владенной записи, а желали принять окладной лист без упоминания в нем владенной записи и подати уплачивать по-прежнему, каковы сборы и продолжаются, тогда сказанная сотня казаков, пившая в виду нашем водку, по распоряжению гражданского и военного начальства, верхами на лошадях, восстав на целое общество и толпу людей с плетьми и открытыми наголо саблями, без пощады били людей и притом нанесли саблями нижеследующим людям кровавые раны (5 фамилий крестьян). Ирину Здоренкову с малолетним дитем казаки переехала лошадьми, крестьянку Александру Сорокину какой-то из чиновников поваливши на землю, топтал ногами, отчего последняя находится в опасном положении… Мы с общего нашего согласия приговорили: через местного нашего сельского старосту довести об этом до сведения Его превосходительство господина Ставропольского губернатора и просить защиты и покровительства.
      За неграмотных по их личной рукоданной просьбе равно и за себя Тарас Писаренко, Петр Алексеенко, Василий                                                                                         Гурин, Ефим        Погребный.
                                                                                                                                                                                                                              
Из рапорта Ставропольского губернатора наместнику Кавказскому о волнениях крестьян с.Дербетовского Новогригорьевского уезда                         18 марта 1879 г.
… В 2 волостях Новогригорьевского уезда, Петровской и Виноделенской,… крестьяне позволили себе явное ослушание, выразившееся в том, что эти крестьяне не только отказались от уплаты податей по окладным листам, составленным на основании закона, но даже позволили себе означенные окладные листы возвратить начальству с составлением особых общественных приговоров, в коих выражают свое намерение не исполнять законных требований начальства, если означенные окладные листы не будут уничтожены. Не считая возможным допускать такого явного нарушения порядка, я предложил Ставропольскому вице-губернатору немедленно выехать в Петровскую и Виноделенскую волости для приведения крестьян к повиновению закону и установленным властям и расследования дела на месте…
         …2. Предписано командиру Екатеринодарского конного полка Кубанского казачьего войска стянуть свои 3 сотни в ближайших к с.Дербетовскому деревнях с целью по возможности изолировать это селение и помешать волнению распространиться на другие села..
Итак, для наведения порядка в село прибыли конные казаки.
              3. Потребованы были 2 батальона 73-го пехотного Крымского его императорского высочества великого князя Александра Михайловича полка и двинуты в с.Дербетовское…Видя со стороны жителей полное раскаяние и готовность исполнять все требования начальства, я нашел возможным ограничить время экзекуционного довольствия войск четырьмя днями. Довольствие это обходилось жителям около 500 руб. в день, что для такого небольшого села весьма чувствительно. Затем 16 марта казаки выступали в место своего квартирования, а батальоны Крымского полка 17 марта – в обратный путь на Ставрополье таким образом, как в с.Дербетовском, так и в остальных частях Виноделенской волости, порядок водворения убежден, что подобного случая в той местности более не повторится. Донося Вашему императорскому высочеству о таком счастливом исходе дела, я, тем не менее не считаю себя вправе скрывать, что вряд ли можно считать брожения между крестьянами вполне окончательными».
                                                                                                                            Губернатор Ден

Революционное выступление в 1906 году
 
                Итак, хотя в селе Дербетовское не было кровавых бунтов и столкновений с войсками, в общественно-политическом отношении село было самое неспокойное. В 1905 году во время  одного из пожаров у жителя села Коваленко между ним и урядником возник спор. В результате Коваленко жаловался на урядника исправнику, обвиняя его в злоупотреблении властью, а урядник в свою очередь обвинил Коваленко в нарушении общественного спокойствия. Кстати во время пожара практически все сгорело, так как пожарный обоз опоздал, причем это была типичная ситуация. В 1906 году от имени жителей села за подписью Максима Свояка было направлено письмо в адрес министра внутренних дел с требованием освобождения бывшего депутата Государственной Думы Онипко. В июле 1906 г. в селе состоялся митинг с участием ряда крестьянских семейств. На митинге крестьяне протестовали против «всех и вся». Митинг решили завершить погромом паровой мельницы Гаврилова и хуторских хозяйств Ярмзена и Переверзева. Таким образом, данное революционное выступление вылилось в типичное преступное действие, которое не могло найти поддержку у значительной части крестьянства.
                Еще до начала реформы П.А.Столыпина в селе развивается система хуторских хозяйств. К Дербетовской волости относилось несколько хуторов, в том числе ныне существующий п. Вишневый (Н- Киста). В этой связи можно выделить хутора нескольких тавричан:
1) 5 братьев Переверзевых, имеющих 55000 дес. собственной земли и 10000 дес. арендованной. На их хуторе находились 4 фруктовых сада и 3 пруда. Главное их занятие – скотоводство и земледелие. Они имели 500 голов рогатого скота и 25000 тонкорунных овец («шпанка»).
2) 2 брата Еремизиных, имеющих 2600 дес. собственной земли и 500 дес. заарендованной на несколько лет, 15000 овец и 300 голов рогатого скота.
 3) 2 брата Кирилленко, имеющих 1000 дес. собственной земли и 3000 дес. арендованной, 200 голов рогатого скота и 15000 овец.
                 Создание земельных отрубов в селе привело к целому ряду судебных тяжб, когда глава семьи закреплял землю за собой, а его сыновья оспаривали данное решение, требуя выделения отдельных земельных участков для них.

Деятельность сельского банка
 
                 Если число первых селян не превышало несколько сотен человек, то в течение 70-90-х годов XIX века село активно и быстро развивалось,
и в 1897 г. население села достигло 5112 человек,
в 1901 г. число жителей составило 7048 человек,
а в 1917 году – 7805 человек.
                С 20 мая 1901 года официально начинает свою деятельность Дербетовское кредитное товарищество, и еще раньше, с февраля 1900 года действовал сельский банк, обслуживающий потребности 944 дворов. О деятельности банка можно судить по следующей таблице:
 
  1910 1912 1913 1915 1916
Валовая прибыль - 7558 - - 8668,58
Чистая прибыль 4818,49 1716,89 - - 3444,19
Основной капитал 28459,01 27523,61 31656,87 34310,32 34754
В т.ч. за счет средств сельского общества 5000 5000 - - -
От собственной прибыли 23459,04 22523,62 - - -
Вклады 49195,04 44921,82 47047,59 60886 66670
В т.ч. сельского общества 28484,54 - - - -
Частн. лиц и учреждений 20710,50 - - - -
Ссуды - 67146 73727 94729 97186

 
                






15 марта 1909 года состоялся сход граждан с.Дербетовское, на котором было принято решение о преобразовании сельского банка в сельскую ссудно-сберегательную кассу. Губернский комитет мелкого кредита разрешил преобразование при условии круговой поруки сельского общества за дела банка, что и было принято сельским сходом 4 июня 1909 года. Сельский сход избрал 3 члена правления банка, 3 кандидата в члены, 3 счетчика, 2 члена совета банка и 2 кандидата. Ссуда выдавалась по личному доверию, с обеспечением и поручительством, под залог приобретенного в кредит инвентаря. Банк не имел право давать ссуды, превышающие в 10 раз основной капитал, высший предел кредита 1-му заемщику не должен был превышать 200 рублей, процент по всем вкладам составлял 6 %. Затем – 8%, по ссудам – 10%.
             В целом банк функционировал эффективно, если не считать ряд случаев халатности и злоупотреблений. Член правления О.Нездомный за растрату был приговорен к 1,5 годам арестантских работ, а Л.Холодов – к 8 годам тюремного заключения, с первого взимался штраф в 235 рублей, со второго – 30 рублей. Чтобы увеличить прибыль банка, губернский комитет в 1913 году рекомендовал снизить процент по вкладам: простым и срочным (не менее 6 месяцев) – до 7%, по остальным вкладам – 6%, а срочным не менее 1 года – оставить прежние 8%. До 80% чистой прибыли банка шло на общественные нужды, в том числе на деньги банка был куплен новый иконостас в церковь. В 1916 году в силу патриотических чувств банк на 3000 рублей закупил облигаций государственного банка России, выпущенных для нужд обороны. Банк, как правило, удовлетворял все просьбы о ссуде. Было незначительное количество злостных неплательщиков по кредитам. В 1912-13 гг. банк усилил борьбу с ними. Деятельность банка способствовала экономическому развитию села, удовлетворяя потребности крестьян в мелком кредите, без чего невозможно было нормальное развитие хозяйства.
Дербетовка вправе гордиться сельской мельницей, немецкое оборудование на которой установлено и работает с 1905   года. Молоть зерно возили и с других сел. В предвоенные годы рядом со  зданием мельницы находилась тюрьма. Людей задерживали  за 1 кг зерна, позже арестованных переправляли в Ставрополь. Мирошником на сельской мельнице работал Охременко Василий Прохорович, позже Амбрусевич Людмила Ивановна, сейчас Жердев Федор Владимирович.
 
Установление советской власти
 
                   В годы Первой мировой войны многие дербетовцы ушли на защиту Родины. Селяне оказывали всестороннюю помощь семьям фронтовиков. Уже в августе 1914 года волостной сход постановил выдать каждой семье по 100 рублей и опекать их в дальнейшем. Причем данное решение поддержали как коренные жители села, так и иногородние. В 1914 году в селе урожай оказался плохим, что сказалось на благосостоянии крестьян. К 1917 году из-за мобилизации мужчин в селе сокращаются посевные площади, так как явно не хватало рабочих рук на селе. Нехватка рабочих рук привела еще и к тому, что в селе никто больше не брал землю в аренду, а стоимость труда батраков и других категорий наемных рабочих резко возросла и оказалась недоступной для большинства селян.
                     События февраля – октября 1917 года были приняты с настороженностью. На Ставрополье установилась кровавая деникинская диктатура. При активном участии фронтовиков в январе 1918 года в селе устанавливается Советская власть. В начале 1919 г. части белой армии заняли село. Здесь  восстановили волостное правление, белая администрация установила в целом нормальные отношения с местным населением, с теми, кто не участвовал в революционной деятельности.
 
Из воспоминаний дочери А.В. Гурина Екатерины Алексеевны о гибели А.В. Гурина и П.Т. Рудасова.
                   Отряды Петра Ипатова и Иосифа Апанасенко с боями отходили на восток. Проходя через Дербетовку, П.Рудасов и А.Гурин отпросились у Апанасенко проведать свои семьи. С шестью товарищами забежали домой. В это время с запада в село водворились шкуринцы. Кто-то донес старосте села о задержавшихся в селе председателе совета и председателе комитета бедных. Дворы красноармейцев были окружены. Сопротивляться было опасно, т.к. в доме были дети. Красные бойцы были связаны, их провели через село ко двору старосты. Там их заперли в сарае.
                 На другое утро Прасковья Ивановна отправилась к старосте, валялась у него в ногах, выпросила свидание с мужем. Когда вывели А.В.Гурина, Прасковья Ивановна его не узнала. Вместо лица – сплошная кровавая маска, изуродованы руки, спина.
Вечером того же дня к Прасковье Ивановне прибежал сторож старосты и сказал: «торопись, Прасковья, шкуринцы сотворили что-то страшное: посадили всех арестованных в телегу, взяли лопаты, сели в тачанку и укатили в сторону Калауса. Через два часа вернулись. Мне велели счищать лопаты. Я увидел, к лопатам пристали куски мяса, все лопаты были в крови».
                 Прасковья Ивановна бросилась к дому старосты. К старосте ее не пустили. Один из шкуринцев сказал: «Ищи весной в Калаусе». Полдня Прасковья Ивановна вместе с женщинами ходила по речке, искала и нашла. На крутом обрыве реки Калаус чуть-чуть прикрытые землей, лежали изрубленные на части тела восьми красноармейцев. Белые надеялись, что во время половодья обрушится высокая круча Калауса и смоет их кровавую расправу.
                 Женщины обратились к священнику с просьбой похоронить казненных на кладбище. Священник отказал их просьбе. Похоронили у стены кладбища. А когда в селе установилась Советская власть, останки красноармейцев перенесли на центральную площадь. Позже здесь был посажен парк. Жители села чтят память тех, кто погиб за Советскую власть.
                   В 1920 году в селе восстановили Советскую власть в виде волостного исполнительного комитета. За годы гражданской войны хозяйство села сильно пострадало. Многие жители села погибли, воюя в обеих армиях. В 1920 г. в состав Дербетовской волости входили:
 
 

  Число дворов Число жителей
с.Дербетовское 1020 6610
пос.Белокопаньской 58 530
хут.по Казинке Малой 27 203
хут.по Киевке Малой 10 99
остальные 2 19
Итого 1117 7438

 
            




Во всех хуторах имелись отдельные сельские советы. Дербетовской волости принадлежало 31.393 дес. земли. В 1920-е гг. шел трудный процесс восстановления крестьянских хозяйств. В ходе реорганизации в период революции и гражданской войны, были уничтожены высокотоварные хозяйства. Налоговое законодательство 20-х годов мешало функционированию расширенного воспроизводства. Достигая определенного уровня, хозяйство прекращало развиваться, чтобы не попасть в разряд «кулацких хозяйств», что сильно подрывало производительные силы страны.
В целом в 1920-е годы произошло «осереднячивание» крестьянских хозяйств в селе за счет сокращения бедняцких хозяйств и большую роль в этом сыграло развитие кооперативного движения на селе. Первый магазин Дербетовского СКП построили в 1926 году. Здание было разделено на две части: в одной находилась кооперативная конюшня, в другом - все товары. Первым директором СКП был Иван Ильяминович Стукалов. Значительно позже были построены книжный магазин и универмаг.
 
Зона сплошной коллективизации
 
              Однако размеренная жизнь в селе завершается в 1929 году. Село Дербетовское попадает в зону сплошной коллективизации. Население Дербетовки росло и достигало к 1930 году 11 тысяч человек. Село протянулось на 6 км. Начинается раскулачивание, запугивание крестьян, не желавших вступать в колхозы. Не прошел для села даром 1930 год. Проезжая сегодня по трассе Невинномысск – Астрахань, можно видеть курганы – остатки домов, немые свидетели былого величия села. 1930 год навсегда уничтожил тот социум, который назывался российское крестьянство с его отрицательными и положительными аспектами. Многие хозяйства села были в этот год раскулачены. Село попало в дивенскую спецзону. Коренным жителям было велено покинуть обжитые места. Кто не хотел это делать добровольно, переселяли в принудительном порядке. Коренных жителей вывозили на Дон и на Кубань, некоторые сами по Ставрополью разбегались. Хлынул поток переселенцев. В 1934-1935 гг. численность населения Дербетовки увеличилась до 33 тысяч человек.
                Население, в основном, занималось скотоводством. Зная свой засушливый климат, местные люди не пахали, не сеяли. «Кизяки» на топку готовили, сухими в степи собирали. Люди не знали ни дров, ни угля. Жили тесно, в каждом доме по две, по три семьи. Семьи были большие. Никто не работал, да и работ нигде никаких не было. Переселенцы меняли кое-какие вещи у оставшегося местного населения на муку, пшено, кукурузу. В селе были толкушки-базары, где происходил товарный обмен, без денег. Многие просили милостыню.
             Улица Базарная, ныне Садовая, была достаточно широкой, стадо коров, овец могло свободно по ней ходить. По этой улице дети ходили в школу, за водой, на Калаус, на вокзал. Располагалась она, как и сейчас, параллельно улице Красной.
              Улица Красная памятна тем, что на ней находились две школы: средняя «церковная» и начальная «Красная». В ее домах жили учителя, а в общежитиях приезжие ученики-старшеклассники. На углу этой улицы стояла столовая. Улица Красная значилась центральной, на нечетной стороне ее находилось правление колхоза. Одним концом улица упиралась в привокзальный пруд, другим – в центр села, где некогда красовалась могучая с голубыми куполами православная церковь.
              В 30-е годы службу в церкви уже запретили, однако у площади перед ней много народу собиралось. Люди  сгонялись сюда комендатурой для объявлений, раздачи писем с воли. В середине 30-х годов на месте этой площади заложили и вырастили красивый парк отдыха, где вечерами много молодежи собиралось.
                К парку примыкала улица Кооперативная. Эта улица и нужной, и важной, и страшной была. Нужной потому, что там «Белая» школа находилась и на этой улице мельница хлебушком людей кормила. Важной потому, что на ней Полторак П.Д., директор школы, жил, а также огороженный высоким забором клуб, который притягивал молодежь бильярдом и показом кино.  Здесь находилось поместье Гунькиных, они то и содержали Дом культуры, а также пивную. А страшной потому, что грозная комендатура с высокими заборами и железными воротами людей устрашала. Здесь же был большой кооперативный магазин, который своим красным кирпичом далеко вокруг краснел. Магазин был нужный, так как кое-чем снабжал население, но был страшен своими очередями. И если вдруг становилось известно, что какую-то мануфактуру в него привезут или шитые изделия, люди еще с вечера очереди занимали, чтобы хоть что-то купить.
     Из воспоминаний Николая Ильича Чиненного, жителя с.Дербетовки с 1930 года, выпускника средней школы:
                       «Кушать совсем нечего стало. И вспомнили мы прошлую зиму и капусточку в кадушке большой, с хутора привезенную. Наложит мама немного квашеной капусты в чашку большую, накрошит туда луку, зальет холодной водой и говорит: «Вот и муздайте холодный борщ!». Нальем водою желудки, а все одно голодно. Ходила мама с этой капустой и на другие улицы, выменивая для нас еду. И как-то замершая, уставшая пришла, плачет и сквозь слезы поведала страшную для нас историю об одной дербетовской женщине, матери многих детей, которая также ходила, деткам своим еду добывала и шла в страшный мороз не по улице, а через огороды, путь сокращая, к деткам своим торопилась, да и провалилась в колодец без сруба, снегом занесенный. Колодец неглубокий, камнем обложен, потому она стремилась по камушкам, по стенке колодца выбраться из него наружу. А камушки обледенели. Поднимется, поднимется и опять соскользнет. Кричала, кричала, деток своих на помощь звала, весь волос на голове оборвала. Так в колодце и замерзла. Остались детки голодные, без матери своей…
                         А весною наша мама молоденькую лебеду через мясорубку пропустит, а потом смешает ее с отрубями, да на сковородку. Вот и лепешки готовы! Отрава, тошнит…А кушать хочется, голод – не тетка, нужда заставляла: покривишься, покривишься, да и съешь. А тут еще и акация зацвела! И эту цветущую «кашку» с акации тоже через мясорубку: да в лепешки. Вот и другое блюдо! Ужасно! Отвратительно! Меня до сих пор от запаха акации тошнит…
                       Особенно нелегко мы переносили зиму, когда дезинфекцию в нашем спецпоселке санитары проводили. В январе нам предложили перейти в другую хату. А сами глиною все щели окон и дверей замазали, поставили на плиту сковороду, налили какой-то жидкости, одели на лица марлевые повязки и подожгли печь. Едкий газ стал комнаты заполнять. Через неделю нас переселили назад. Газ разъедал глаза, дышать нечем. Топить было невозможно – газ, испаряясь, душил людей. В холоде терпеливо жить стали.
                          Тем, кто на дому вязал сети, выдавали по полпуда муки в месяц. Работающим в столярной мастерской артели ежедневно выдавали по полкило «хлеба», испеченного и смешанного с большой частью помолотой сорги. Хлеб был красный, как кирпич, и клейким, как глина сырая…
                          За нормальной питьевой водой надо было за два километра ходить за село с двумя ведрами на коромыслах. Такую воду мы всегда берегли и только для питья и приготовления пищи употребляли. В колодцах вода в то время была на вкус горько-соленая, для человека непригодная.
                    Оголил коварный 37-й год многие семьи дербетовцев. Мусорины, Ирхины, Тарасовы... Не стало отцов во многих семьях…
Дербетовка терпению нас научила,
Волю, характер наш закалила,
Ветрами, пылью всю душу прожгла
И в жизнь далеко всех нас повела!
              Всех нас, когда дело касалось биографий, слово «Дербетовка» в дрожь повергало, краснеть заставляло, в пот бросало. Мурашки по спине пробегали, когда слово это произносить приходилось, потому что всегда мы находились под прицелом голода и страха».
 
Школьное образование
 
В связи с переселением с 1930 года стали образовываться детские сады. В разных домах по улице Советской находились ясли и сад. Численность детишек в группе достигала 25 человек. Заведующей детским садиком была Раиса Сураева. Первыми воспитателями и нянями были: А.Гончарова, В.Кудренко, У.Кильдушкина, Е.Манущенко.
                В селе действовали три больших начальных школы. На начальных классах заканчивалось образование многих селян. И вот в те голодные, страшные годы из камня и жести разрушенной церкви началось строительство новой школы, которое заканчивается в 1932 году. Теперь впервые за всю долгую историю села дети после четырех классов продолжали свое образование в пятом, шестом и седьмом классах. Ее первым директором становится Репухов Иван Тимофеевич.
Появились новые улицы: Гредерная, Харьковская, Коновальная.
                   В силу сложившихся обстоятельств, приказом по Дивенскому районо от 31 декабря 1932 года заведующим семилеткой поселка Дербетовка был назначен Полторак Петр Данилович, 1905 года рождения, которого по праву считают в селе первым директором школы. Вместе с ним вдохновенно и самоотверженно трудились учителя Лазовой Николай Григорьевич, Владимир Евментьевич Гончаров, Виктор Михайлович Твердохлебов, Штанова Клавдия Васильевна, Адамович Софья Станиславовна, Шмидт Виктор Германович, Мацагоровы Людмила Андреевна и Евгения Федоровна, Горбунов Стефан  Никифорович и воспитатели Зеленина Ольга Антоновна, Звягольская Мария Агеевна. Это были люди большой души, яркой человеческой судьбы, порой без специального педагогического образования, но с прочным запасом житейской мудрости.
                    Трудно было убеждать родителей отдавать своих детей в советскую школу. Ведь в Дербетовку были высланы семьи из многих мест, выслала-то советская власть. Вначале в школе обучалось более 800 учащихся. Тяжело было полуголодным детям ходить в школу. Петр Данилович организовал школьную животноводческую ферму, закупил поросят, коров, лошадей, пригласил на ферму рабочих людей. Школа имела землю, засевала ее кукурузой, суданкой и магарой. Появилось кукурузное зерно для свиней и прекрасный зеленый корм для скота и лошадей. Брошенный дом он превратил в большую школьную столовую. Питание было бесплатным. Родители были очень довольны и благодарны деятельному директору.
                    Школа имела сразу несколько зданий, которые были разбросаны на расстоянии. Кроме средней в селе продолжали работать две начальные школы: Красная школа (по нынешней Советской улице, здание детского дома инвалидов) и на Бугрянке, что в двух километрах от основного здания. Работы у руководителя было предостаточно – пятых классов было пять, шестых – шесть, седьмых – четыре, а наполняемость классов была огромной – по 45-50 ребят. Учиться хотели все. Все удивлялись обилию энергии директора. Брошенные земли у балки Петр Данилович через комендатуру забрал для школы и на большой площади, обязывая всех детей трудится, посадил прекрасный сад (перед зданием филиала школы). По его периметру был вырыт глубокий ров, чтобы сельский скот его не уничтожил. Фрукты шли в школьную столовую. Два небольших выпуска сделала школа из седьмых классов. Уехала семиклассная молодежь из села. А на выходе появились сразу три седьмых. И задумал Полторак Петр Данилович преобразовать семилетнюю школу в десятилетку.
               И вот в 1936 школа становится средней школой № 5. Хлынули в восьмые классы дети из других дальних селений. Петр Данилович превращает пять брошенных сбежавшими спецпереселенцами домов на улице Красной, что были ближе к школе, в общежития для старшеклассников. Сумел Петр Данилович руководство спецартелей села мобилизовать на строительство мастерских, так необходимых для обучения ребят. Освещалась школа керосиновыми лампами, только в 1937 году была приобретена электростанция. Сделан подарок наркомом просвещения за хорошие показатели для освещения школы, учительских квартир и детского дома, который начал действовать в 1934 году (До этого года в этом здании находилась еще одна начальная школа).
                  В Детском доме проживали сироты, родители которых умерли от голода или были расстреляны. Его первым директором стал Озеров Павел Демьянович, отдававший всего себя детям. Педагоги от бога, преданные своему делу, окружали детей любовью и заботой воспитатель Ищенко Валентина Васильевна, завуч Уланский В.К. Воспитанниками детдома были Фролова Раиса Гавриловна, Голозубов Николай Яковлевич, Панькова Нина Федоровна, Саенко Софья Михайловна.
                   Существовала тесная связь между школой и детским домом. Ведь детдомовцы обучались в школе. Директор школы частенько наведывался в детский дом и наоборот. Детдомовцы ходили в школу строем, девочки в ярких платьях, все одного цвета, а мальчики в одинаковых костюмах. Перед  войной детдом эвакуировали. По праздникам на площади со своими концертами выступала школьная и детдомовская художественная самодеятельность. Все было под контролем умелого руководителя. Как только появилось освещение, заработала для взрослых и вечерняя школа. Многое было сделано благодаря энергии, настойчивости и трудолюбию учителей и воспитателей. На полу в школе лежали половики, ходили только по ним, обувь тщательно вычищалась. В коридоре стояли шахматные столики.
                     Полторак Петр Данилович преподавал историю, вел уроки интересно, захватывающе. Его уважали и боялись. Был он очень строг, но справедлив. Стройный, высокий, благородный интеллигент. Его большие серые глаза, обрамленные черными бровями и длинными ресницами на красивом, но в нужный момент, строгом лице, делали свое дело: без слов, без окриков наводили в школе порядок. Там, где он появлялся, прекращались и шум и беготня, и только шепот, как эстафета, по коридору передавался: «Директор! Директор!». Когда директор проходил по школе, у всех руки по швам вытягивались. В школе были строгие дежурные. Порядок был идеальный, разговаривали тихо. За нарушения из школы выгоняли. Не любил Петр Данилович костюмы, его одеждой были куртка, брюки-галифе, сапоги-по ноге, а рубашка всегда белая. А ходил он, как метеор, быстро, стройно, не сгибаясь, гордо голову носил. А чуб его каштановый, вверх зачесанный, всегда мастерски подстриженный под польку, украшал его красивую с высоким лбом голову. Говорил он четко, кратко, ясно. Разъезжал по селу, по полям, в районе на тачанке, запряженной лихими рысаками. Петр Данилович был и секретарем сельской парторганизации, куда входила и школа, оттого он умело пользовался авторитетом и властью. Но и его не минули годы реакции.
вставить
Забрали, увезли в лагеря, вернулся он через год,  от преподавания истории  отказался, продолжил работу директора. В 1941 году Полторак Петр Данилович был призван в Красную армию, а в 1942 году в бою за социалистическую Родину верный военной присяге, проявив геройство и мужество, был убит под Орджоникидзе. Заслужил вечную память и признание потомков!
 
              
Годы Великой отечественной войны
 
                    К началу 1941 года в селе проживало 4536 спецпереселенцев. Великая отечественная война нарушила мирную жизнь селян. Около 1500 жителей села ушло на защиту Родины. Из них 90 человек погибли на фронтах войны. Среди погибших И.Г.Коваленко, А.Д.Коломийцев, Н.М.Левицкий, Н.Я.Ляхов, Г.И.Мельников, Н.А.Моргунов, Д.Г.Панченко, А.М.Подставкин, В.М.Стрельников, Р.Н.Сытников и другие. Безусыми мальчишками шагнули в пекло войны выпускники нашей школы Венедикт Михайлович Золотарев (учитель физики), Петр Максимович Куликов (учитель пения), Кудрявцев Александр Павлович, Новаков Иван Александрович, Алексей Григорьевич Гребенников, Качура Михаил Петрович и многие другие. Многие выпускники отдали свои горячие сердца, свою молодость во имя прекрасного на земле: Ливенский Николай, Малий Валентин, Ирхин Павел, Кудлай Николай, Тигран Антоян, Худобин Алексей. В августе 1942 года советские войска покидали село. Еще до войны было основано Дербетовское хлебоприемное предприятие. Оно называлось Заготзерно. Было два деревянных склада, территория которых не ограждена, не заасфальтирована. Группа советских солдат во главе с раненым лейтенантом подожгла хлебоприемный пункт. Зарево от пожара охватило село. Отблески пожара были видны в с.Дивное. Солдаты разрешили брать селянам зерно, но почти все оно сгорело. Последним село покидал отряд женщин-саперов. Ими была взорвана железная дорога и железнодорожная станция. Оккупанты местное население не трогали. Была создана сельская управа во главе со старостой Е.Н.Фоминым. На углу, напротив современного здания сельского совета в доме располагалась немецкая контора. Когда немцы стояли в селе, было разрешено открыть церковь в здании школьного спортзала (по улице Красной). Сюда приносили иконы со всего села, рисовали, регулярно проходила служба. В клубе и в здании начальной  школы (ныне Дом инвалидов), что около пруда, немцы держали лошадей.  В некоторых дворах поселились немцы, во дворе одного из них стояла кухня. Часто была слышна речь немцев: kinder klein, fille, fille. Выявляли активистов по наличию икон в доме. Если икон нет, значит – коммунист. Двух активистов Александра Колосова и Ширяева расстреляли  по доносу. Убит был и слабоумный Бакуменко Максим, который взял немецкий автомат и хотел убежать на мотоцикле.
 
                Из воспоминаний Семикоз – Романец Л.П.: «Жители продолжали работать в бригадах. Пахали на коровах. Коров доили и возили молоко в село в макитрочках. Занятия в школе продолжались. Директором в то время была приезжая женщина, вела русский язык и литературу. Была очень строга и справедлива. Писали в школе на старых книгах между строчек. Искали резину, плавили ее, добавляли воду – так получали чернила. Чернила также делали со свеклы, варили ее до густоты кваса. Бегали в поле, собирали колоски, мололи зерно мельничками, чтобы сварить варево. Спичек ни у кого не было. Наблюдали за тем, у кого появился дым (пользовались кресалом, ватой и железкой – раздували огонь). Детей посылали за жаром. Бежишь, бежишь, а он затух по дороге, опять бежать».
 
Из воспоминаний Кудрявцевой О.П.: «Сейчас вспомнить страшно, как мы работали. Девки да бабы, пацаны да слабосильные старики трудились по 12 часов, а то и больше. Поедим пшенной каши или щей гороховых и снова на работу. Если кусочек сахару дадут, сам не съешь, детям несешь. Картошку все время в мундире варили, чтобы побольше получалось. Чистили ее только весной, когда она уже прорастать начинала. Весной ели лебеду и крапиву. В нашей тракторной бригаде работали девушки и подростки. Меня учили 20 дней, потом поставили к более опытной трактористке Кате Масловой. Дня не проработала с ней, как она получила похоронку на брата. Ее мать после этого известия слегла и вскоре умерла от разрыва сердца. У Кати на руках остались трое малых ребятишек, а нам с ней ремонт трактора делать. Запчастей нет, как мы намучались с этим ремонтом – вспомнить страшно!» Ольга Павловна Кудрявцева работала дояркой в колхозе «Красный Октябрь», вручную доила 18 коров. Потом была трактористкой, пахала и сеяла на тракторе «Универсал». Несколько лет работала в колхозной столовой, варила борщи, супы и каши. 43 года она бессменно проработала в колхозе.
 
Из воспоминаний А.И.Чиненного, выпускника 1942 года: «Начало учебы в 10-м классе в 1942 году было отодвинуто на целых четыре месяца. Всей школой (старшие классы) мы возводили в просторных степях Ставрополья противотанковые рвы, чтобы немецкие танки во рву перевернулись «вверх тормашками». Весь день до кровавых мозолей мы метали наверх землю с трехметровой глубины. А потом шли в «общежитие» - овечью кошару. Было ли там тепло и уютно? А ведь шли уже зимние месяцы: декабрь, январь…». Учителя были рядом с детьми.
Девушек 18-20 лет возили в Спицевку  рыть окопы, увозили на несколько дней.
                 Началось отступление немцев. Сначала отступали румыны. Они забирали теплые вещи у местного населения, велосипеды, проигрыватели. Отступали и калмыки, они забирали вареное, печеное, сырое - все подряд. Немцы брали только продукты: «яйко», «млеко». Готовились принять самолет, рыли плацдарм (аэродром), но не успели до прихода немцев. В селе была заминирована мельница, но обеспокоенные жители слезно просили пощадить их, и все-таки мельница не была взорвана. В село Дивное согнали и расстреляли евреев.
В январе 1943 года советские войска освободили село. Сразу после освобождения начался мучительный процесс восстановления хозяйства села. Для восстановления колхозного хозяйства решили изъять у населения часть скота и посевного материала, что вызвало болезненную реакцию со стороны колхозников. Большую заботу жители села оказывали детям, эвакуированным из Ленинграда. Колхозы села приняли участие в отчислении собственных средств на нужды Красной армии.
 
Вспоминает уроженка села Дербетовка Людмила Петровна Семикоз-Романец, 1931 года рождения:
«Время было очень трудное, голодное. В колхозе работали без выходных. В конце года за работу давали по 10 – 20 кг проса или жмыха, в бригаде в день выдавали 200 г макухи. Летом косили на коровах, приходилось доить коров и возить молоко из бригады в село, а привозили уже не молоко, простоквашу. Часто оставались в бригаде, спали на соломе. Одеваться в то время было не во что. Обувь шили из шкур коров и лошадей, носить такую обувь было невозможно. Собирали пастушью сумку, малочай по Калаусу, вместо сахара копали и жевали сладкий корень».
 
                    Аркадий Александрович Черныш, выпускник школы, воевал до окончания войны, с перерывами в госпиталях после ранений, награжден Орденом Отечественной войны I степени, оставил много хороших стихов о мирной и солдатской жизни своей и друзей:
«Таким привычным стало все,
Что думаешь: была ль война когда-то,
Иль просто был кошмарный сон
И все привиделось солдату…
А он уж с новою мечтой живет –
Чтоб сердце перед страхами не стыло,
Чтоб солнце мирное всегда светило –
Пусть больше не зовет труба в поход!»
                                                                                                  Таганрог, 1989 г.            Прославился своими воспитанниками Дербетовский детский дом. Одним из них с 1937 по 1939  был Михаил Петрович Мартыненко. Герой Советского Союза, Почетный гражданин города Праги, Почетный гражданин Апанасенковского района. Пригодилась детдомовская закалка.
                Из очерка в газете «Молодой ленинец»:
                « 1 мая 1945 года. Пригород Берлина. Уже несколько часов весть об этом обошла все войска – наше Красное Знамя Победы над Рейхстагом!
               А тут в лесу автоматный огонь, снова бой. Впереди остатки разбитой немецкой части. А их, наших, менее взвода, выделенных для прочесывания. Над Берлином Знамя Победы, а тут бой! Не хватает еще в такой день погибнуть. А что делать? Началась перестрелка с обеих сторон. Но немцев много. Даже очень. Раз в десять – двадцать больше. Принимать последний бой? А немцы лежали, ведя огонь. Два немца – офицера в каком-то осатанелом отчаянии гнали немцев в атаку. Одного Мартыненко взял на мушку. Фашист упал. Но остальные двигались вперед. Михаил принимает рискованное решение. Дает команду: «Прекратить огонь!», сам поднялся во весь рост и пошел навстречу огню. Немцы прекратили огонь. Подойдя поближе к немцам сказал: «дальнейшее сопротивление бесполезно! В Берлине над Рейхстагом советский флаг. Ваш Гитлер покончил с собой… О последствиях думайте сами». На землю полетели автоматы, пистолеты. Подошедший за комсоргом взвод окружил конвойным порядком немцев. А их было 340 фашистских вояк».
За этот подвиг Михаил Мартыненко и был удостоен звания Героя Советского Союза.
                В 2015 году в Дербетовке осталось  3 участника Великой Отечественной войны: Бондаренко Михаил Васильевич,   Пономаренко Василий Григорьевич, Кочергин Иван Пантелеевич.
Низкий поклон им и справедливое признание их беззаветной любви к Родине!
 
 
Послевоенная жизнь
 
                   В 1946 г. после ликвидации Дивенской спецзоны начинается отток людей, да и в годы войны многие погибли, поэтому население села значительно убавилось и школа опять становится семилетней. Теперь заканчивать десять классов приходилось в с. Дивном, добирались туда поездом, бывало пешком 25 км. Жили там, в общежитии, ели только то, что могли взять из дома на неделю. Учиться очень хотели. Кто бросал школу, должен был работать, работали бесплатно. После того, как детдомовцев эвакуировали, а детей с ограниченными возможностями перевели в другое здание, здесь разместилась школа. Сохранились в памяти людей здания школы на подстанции, в бывшем интернате. В классах обучалось по 35-45 детей.
                   С 1949 г. по 1954 г. директором Дербетовской школы №1 становится Алексей Трифильевич Ирхин, 1916 г.р., участник Великой Отечественной войны, награжден орденом «Красная Звезда», медалью «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг». Работал в школе и завучем и учителем истории. За хорошую учебу детей премировали. Это были похвальные грамоты и продукты: 1 кг сахара, 2 кг риса, 0,5 кг масла.
                   В 1954 г. опять школа принимает статус средней школы №6, и новым руководителем становится Ольга Павловна Гребенюк (Пушкарская), 1923 г.р. За ратные подвиги в период Великой Отечественной войны награждена значком «Отличный связист», медалью «За оборону Кавказа», медалью «За боевые заслуги», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Рядом с ней работают Оболенская Елена Павловна, Караченцева Валентина Леонидовна, Середа Марина Васильевна, Александрова Валентина Васильевна, Иванова Эмма Федоровна, Дорошенко Генриетта Георгиевна, Мощеева Вера Гербертовна.
     Послевоенная жизнь была полна трудностей, у каждого свое горе, и в то же время люди были полны инициативы, задора, желания поскорее наладить мирную жизнь. А дел действительно было достаточно. Школа работала в две смены. Много сил было вложено Ольгой Павловной на то, чтобы выстроить филиал школы, капитально отремонтировать спортзал, выстроить пищеблок для пришкольного интерната, отремонтировать здание интерната, перевести школу на водяное отопление. Под руководством Ольги Павловны организована и оборудована мастерская по дереву и металлу на 23 рабочих места, создан школьный радиоузел.
В марте 1956 году был дан старт работе ученической производственной бригаде, которая из года в год выполняла свои обязательства. Первая бригада состояла из 40 человек, разделена на 3 звена. Первым бригадиром был избран Виктор Виноградов. Первыми членами УПБ были: Валентина Калмыкова, Анна Фролова, Зинаида Алексеевна Буша, Екатерина Васильевна Иванченко, Ольга Цуприян, Валентина Матиская, Валентина Подчернина и другие. Самым младшим членам бригады было по 12 лет. Активными членами УПБ в 1963-1965 г.г. стали Тульнева (Рыбалко) Любовь Михайловна, Клейчина Вера Алексеевна, Новакова Любовь Александровна, Бондарева Екатерина Михайловна. Работали под руководством Новаковой Екатерины Кузьминичны на птичнике, который находился в п. Вишневый.  На огороде  рассаживали рассаду, пололи, поливали и собирали выращенную продукцию. Выращивали помидоры, лук, морковь, капусту, бахчевые культуры, закладывали фруктовый сад в п. Вишневый. Также активно выращивали, как и во всем Ставрополье, кукурузу. Даже поговорка стала расхожей в эти годы: «Кукуруза – мясо, кукуруза - сало, кукуруза – молоко», слагались песни о кукурузе:
На родимом Ставрополье
Вот уже с которых пор
Вырастает кукуруза
Не видать Кавказских гор…
Младшие работали по 4 часа в день, а старшеклассники по 6 часов. Первый год не платили зарплату, а ставили трудодни – палочки за каждый проработанный день, позже уже получали зарплату от 8 до 12 руб. в месяц. Часть денег оставляли в фонд школы, примерно 3-4 дня. Даже выращивали цыплят. Культ станы были образованы в п. Вишневом (в здании начальной школы – сейчас это здание бригады №3) и в 1-й бригаде.  Все лето родители практически не видели своих детей, по субботам отмывали, обстирывали, выводили вшей. Ученическая бригада учила детей любить труд, труд жителя села, учила работать в коллективе, жить в коллективе. За хорошую работу членов ученической бригады премировали экскурсионной поездкой на побережье Черного моря, г.Сочи, г.Адлер, г.Батуми.
                   После войны начали восстанавливаться новые склады хлебоприемного предприятия. Первым директором Заготзерно стал Орлов, его сменил Даниленко. С 1959г. по 1988г. директором предприятия был Иван Филиппович Шинкаренко. Главный экономист элеватора – Мищенко Надежда Васильевна, позже Стасенко Валентина Федоровна, главный бухгалтер – Середа Василий Васильевич, бухгалтер – Суркова Александра Николаевна. За это время было построено много зерноскладов, очистительных башен. До 1966 года Заготзерно было подсобным хозяйством Дивенского элеватора, а с 1966г. стало самостоятельным предприятием, которое могло разместить около 67 тыс. тонн зерна. С 1989 года руководителем элеватора становится Клочко Надежда Васильевна.  Ветераны Труда: В.И.Шафоростов, В.Д.Стасенко, Н.Д.Игнатенко, А.Ф.Пустовойт, И.М.Бондаренко. В селе имелось почтовое отделение, первым заведующим которого была Черногорова Мария Степановна. Первыми почтальонами стали Чубова Капитолина Яковлевна, Даций Надежда Миновна.
 
 
Колхозное строительство
 
                     В начале 30-х годов в 150 км от краевого центра создаются в селе Дербетовка 3 колхоза: «Красный Октябрь» (17-й) – председателем колхоза был Якуба Георгий  Андреевич, «Искра» (19-й) – председателем колхоза был Тютюнников Анатолий Степанович, также жители помнят Диканского Михаила, «За коммунизм» (18-й) – председателем был Кузнецов Василий Иванович, а позже Чудиков. До войны в п. Нижняя Киста находилась немецкая колонка, перед войной немцы были высланы.  Здесь (ныне п. Вишневый) был образован колхоз «Стахановец». Здесь же была начальная школа, клуб, почтовое отделение, культ стан.
 
Вспоминает житель села, ветеран труда Александра Никифоровна Капилюха,  1914 г.р:  «Жители сдавали свое личное имущество в колхоз: косилки, плуги, веялки. Отдавали свой скот. Кто не хотел отдавать, приходили представители колхоза и забирали нажитое насильно. Сдавали и зерно, которое сеяли на колхозных полях сами. Тогда не было тракторов, сеяли и пахали на лошадях. Людей, которые не хотели вступать в колхоз, пугали тем, что отберут последнее имущество, и люди подчинялись. Зерно, собранное с колхозных полей, отвозили на лошадях и быках в Дивное в заготконтору, а часть урожая все-таки раздавали колхозникам. Затем колхоз разделили по бригадам. Они находились на расстоянии 2 км друг от друга, работали независимо друг от друга. Чтобы колхоз был передовым, люди помогали колхозу и отвозили зерно на своих личных быках, лошадях, коровах.  В бригадах держали коров, овец, лошадей, которым стали строить сараи и базы. Для рабочих строили бригадное жилище, так как люди только в субботу уезжали домой. В колхозе насаживали сады, сами копали колодцы. Во время войны колхоз помогал и людям и армии».
 
                         Вспоминает жительница села Николаенко-Бильдиева Анна Семеновна (01.07.1918 г. – 13.01.2015 г.): «Выращивали хлопок.  Хлопковые коробочки собирали, свозили в дом и «лузали» на порох (использовали «крисало» и «вату» для огня). Травили сусликов, валяли валенки, варили мед из сорго, разводили шелкопряды.  На территории стадиона выращивали тутовник. Рубили ветки, получали белые, розовые, желтые коконы, парили их на решете, а затем возили в Светлоград».
 Была создана молодая организация «Артель молодежи», в которой насчитывалось 35 человек, а располагалась она в центре села в нескольких домах. Вот фамилии некоторых из них: Николай Вергельский, Георгий Кудренко, Валентина Кудренко, Людмила Панченко, Мария Спичка, Алексей Спичка.
 
                  В 1950 году колхозы «Красный Октябрь», «Искра», «За коммунизм» и «Стахановец» объединились в один колхоз – колхоз имени И.Р. Апанасенко, генерала Армии, удостоенного тремя орденами Красного знамени.
                   Его председателем стал Георгий Ефимович Кудренко. Колхоз производил молоко, мясо, шерсть, пшеницу, ячмень, овощи.
Свидетелем образования колхоза стал Борис Иосифович Харченко, 1929 г.р.: «Народу было очень трудно, но мы все выдержали. Пахали на быках и коровах, так как было мало тракторов, а те, что были, были очень плохие, приходилось по два раза в день подтягивать на них ремни».
                 С февраля 1956 года председателем колхоза имени Апанасенко был избран Михаил Михайлович Бахта, проработавший в этой должности до февраля 1979 г. Человек энергичный, преданный своему делу, вежлив в обращении с людьми, Михаил Михайлович любил строгость и дисциплину, его трудовой день был расписан по минутам. Его уважали и любили за отношение к делу. Колхоз работал на трудоднях. Автопарк состоял из 7 грузовых и двух легковых автомашин. Овец было около 23 тыс. голов, КРС – 4 тыс. голов, свиней – 4 тыс. голов, пашни 18 тыс. га. В колхозе было 3 участка: 1-й - Дербетовка, 2-й - Ульдючины (летний выпас скота), 3-й - Черные земли (зимний выпас скота). Не было в колхозе тракторов, они были только на МТС. 1-ю тракторную бригаду возглавлял А.А.Слюсаренко, во второй – П.Ф.Матицкий, в 3-й – В.Д.Пучков. Бригадирами полевых бригад были: Н.В. Онежко, Г.А.Фролов, М.И.Гадаев. Первыми трактористками были Лазарева Ксения Андреевна, Кудрявцева Ольга Павловна, Бровицкая Мария Филипповна. Контора колхоза находилась в старом здании, здесь же располагалась и почта. Вскоре была построена новая контора, мехмастерские, складские помещения, пекарня-подвал. Колхоз имел свой виноградник, который располагался в западной части села на границе с Ипатовским районом. Был свой винзавод, где виноград перерабатывали в вино, а в 1-й бригаде имелся соргозавод, на котором производили мед из сорго и арбузов.
                 Вскоре была построена своя электростанция на базе дизельных двигателей С – 100, которые давали свет селу. Такой же двигатель, как вы помните, находился и в старой школьной котельной с 1937 года.
                 До 1956 года в селе был всего лишь один колодец с пресной водой. И когда в обед нужно было поить скот, то возле этого колодца собирались люди с ведрами, бидонами чуть ли не со всего села. И вот вырыли колхозный пруд, построили несколько колодцев, началось озеленение улиц. В районе, где жила семья М.К.Рыбалко был посажен фруктовый сад, а сам Михаил Климович и его сыновья сторожили его. Но как только достроили колхозный пруд, куда вода поступала с совхоза Виноделенский, началось засоление почв, и сад пропал.
Был в селе медпункт, роддом. Из-за ветхого состояния был бульдозерами разрушен молебный дом.
Свою лепту в историю развития села внесли председателями сельского Совета: Токарев Степан, Пономарева Мария Васильевна, Фролов Гавриил Андреевич, Кудрявцев Александр Павлович, Свечкарев Степан Григорьевич, Свечкарева Галина, Мартовицкая Надежда Григорьевна, Леонтьев Валентин Михайлович, Пономаренко Лидия Васильевна, Морина Наталья Стефановна.
                 В начале 70-х годов закончилось строительство Дома культуры, который строили 11 лет. По словам Михаила Михайловича легче было построить 30 кошар и 20 жилых домов. Надпись на фронтоне была: «Дворец культуры колхоза им. Апанасенко». Первый директор – Нелин Василий Дементьевич, не имевший специального образования , но хорошо игравший на скрипке. Подобралась сильная команда талантливых культработников: Онежко Мария Николаевна, хореограф, Душин Владимир Николаевич, художественный руководитель (директор Дома культуры), Бондарева Валентина Викторовна, хормейстер, Ковалева Людмила Валентиновна, балетмейстер и художественный руководитель. Дом культуры был огорожен высоким забором. В течение семи лет Душин Владимир Николаевич возглавлял работу Дома культуры. Дружный творческий коллектив осуществлял выезды в бригады с концертами, готовил традиционные праздники села, участвовал в районных мероприятиях.                                                                            
В это же время был так же построен и детский сад на 90 детей. Первыми воспитателями и нянями в нем были: Валентина Ивановна Харченко, Лидия Ивановна Кураксина, Марфа Павловна Ермоленко.
                 Возле поселка Нижняя Киста был заложен фруктовый сад, который занимал площадь 40 га. Благодаря этому саду поселок получил новое название – Вишневый.
              Сад давал большие урожаи, но затем частично вымерз и вскоре совсем пропал. За этот сад колхозу очень хорошо платили. В поселке располагалась 3-я бригада, которая полностью была обеспечена рабочими руками поселка. Была здесь и своя начальная школа, магазин и Дом культуры.
                  В конце 60-х годов село попало в разряд неперспективных. В силу этого и других факторов в селе наблюдался процесс активной миграции населения, особенно молодежи в Дивное, Ставрополь и др. населенные пункты Ставропольского края. В 80-е годы этот процесс несколько замедлился.
                   С 1979 года председателем колхоза стал Золотарев Владимир Андреевич, 1937 года рождения. За время работы было построено в селе – водопровод, откормочная площадка на 10000 голов молодняка,  пекарня, школа, мемориальный комплекс воинам, погибшим в Гражданской и Великой отечественной войне, стадион, узел связи, Дом быта. Построен стригальный пункт с пищеблоком. Сделан капитальный ремонт старого здания школы под амбулаторию, отремонтировано здание для шестилеток, микроферма для школы, асфальтированы улицы Театральная, Красная, Садовая, Чехова, а также автогараж. Построен газопровод и разводящие сети по селу, заменены электрические сети. Ежегодно строилось по 10-15 жилых домов для тружеников колхоза. Колхоз продолжил животноводческое и зерновое направление. Пашня составляла 16400 га. Урожайность зерновых превысила 30 ц с га. Колхоз имел значительное поголовье овец, крупного рогатого скота и свиней. Производилось молоко, зерно, мясо, шерсть, пшеница, ячмень, овощи и другие виды продукции. Колхоз имел свой завод гранулированных кормов, централизованный молочно-товарный комплекс, овцеводческий комплекс на 3,5 тыс. голов. Среди передовиков производства можно выделить: В.И.Ковалева, В.С.Копытова, А.Д.Харченко, Ю.К.Грачева, М.И.Попова, А.П.Жолобова, В.А.Шкиль, В.Ф.Гладкого, Д.М.Харченко, В.Г.Лычагина, В.И.Мицевич и др.
 
Восьмидесятые – застойные
                Во второй половине 80-х годов наблюдается негативная тенденция по сокращению поголовья личного подсобного хозяйства колхозников. Об этом свидетельствует следующая таблица:
 

На один двор 1986 год 1988 год 1989 год
коров 2,7 2,5 2,1
свиней 2,5 2,1 1,7

               



Отчасти этот процесс вызван повышением благосостояния селян и повышением их доходов от колхоза, с другой стороны трудностями содержания личного поголовья.
                 Жители села не оказались в стороне истории страны и с честью выполняли интернациональный  долг перед Родиной в Афганистане. Наши ребята участвовали в боевых действиях против душманов. Это капитан Анатолий Иванович Сурков, Алексей Иванович Чубов, Александр Николаевич Харченко, Сергей Викторович Святоха, Сергей Алексеевич Пугачев, Владимир Алексеевич Фоменко, Сергей Валентинович Леонтьев, Магомед – Габиб Мусалабагамаев.
В боевых действиях во время  1-ой и 2-ой Чеченских войнах участвовали 18 граждан с. Дербетовка, в Дагестане – Удоратин Р.А., в Северной Осетии – Замковой А.И., Скрипка В.В.
               В 1982 году распахнула двери новая просторная двухэтажная школа. С этого года директором Дербетовской средней школы становится Анна Алексеевна Купянская, 1943 года рождения, человек неутомимой энергии, беспокойной души, воплотившая в жизнь многие педагогические начинания. Анна Алексеевна – «Отличник народного образования», награждена медалью «За заслуги перед Ставропольским краем».
На благо школы продолжали трудиться Скрипка Раиса Сергеевна, Иванченко Екатерина Васильевна, Цыс Вера Ивановна, Плотникова Нина Алексеевна, Бочарникова Елена Филипповна, Дорошенко Любовь Александровна, Милькевич Людмила Федоровна, Фоменко Валентина Михайловна, Баймухамбетова Татьяна Николаевна.
                 Школа продолжает развиваться. Сформированы звенья стригалей, механизаторов, дояров. Построен спортивный комплекс, оборудован компьютерный класс, тренажерный и спортивный залы, начали функционировать внутренние туалеты в здании филиала школы. Создан замечательный музей, в котором бережно собран и сохранен труд учителей и учеников многих поколений, история развития села, колхоза, история человеческих судеб. Школа – одна из лучших в районе. Учащиеся активны и занимают призовые места в районе и в крае в предметных олимпиадах, спортивных соревнованиях, соревнованиях по туризму. Мы гордимся своим школьным двором и пришкольным участком. Школа выпустила 52 золотых и серебряных медалиста. Их фамилии заносятся в Золотую книгу Почета.
Первыми из них были: Вальчук Людмила Андреевна, Семкина Нина Степановна, Лукьяшко Василий Степанович, Каляда Виктор Алексеевич.
            Славу школе приносят ее ученики.
              Николай Иванович Юзов, 1942 года рождения, – заслуженный деятель науки РФ, доктор технических наук, профессор, действительный член Российской академии космонавтики имени К.Э.Циолковского. Более 30 лет он активно участвовал в подготовке космонавтов и астронавтов по отечественным и международным программам, испытаниях космической техники, специальных инструментов и оборудования в условиях невесомости на летающих лабораториях и в гидросреде, разработке научно-методического обеспечения этих процессов.
         Плужников Иван Иванович – Ученый-Секретарь Академии холода Украины; Душин Руслан Владимирович, травматолог краевой клинической больницы;       Василенко Надежда Филипповна – доктор биологических наук; Петинова Раиса Андреевна – главный бухгалтер СПК им. Апанасенко, Буша Зинаида Алексеевна – врач-стоматолог, Петрич Владимир Денисович – кандидат технических наук, Бахта Лидия Михайловна – врач-педиатр и многие, многие другие.
 
Жизнь продолжается
 
             С начала 90-х годов изменился облик колхоза и села с приходом кубанской воды. Наблюдается тенденция к росту поголовья скота личных подсобных хозяйств. В селе развернулось активное жилищное строительство. Село имеет железнодорожную станцию, молодежный парк, отделение связи, медицинский пункт.
               В 1996 году колхоз принял статус сельскохозяйственного производственного кооператива имени И.Р.Апанасенко, его новым председателем избран Алексей Федорович Лавриненко.
 Умелый организатор, беспокойный хозяин, успешный руководитель, сумел поднять хозяйство на новый уровень развития. Алексей Федорович – «Заслуженный работник  сельского хозяйства Российской Федерации», «Заслуженный работник сельского хозяйства Апанасенковского района Ставропольского края», награжден медалью «За заслуги перед Ставропольским краем».
            Завершен ремонт кульстанов в бригадах №1, №3, построены крытые тока в бригадах №1, №2, переоборудованы овцекомплексы под зерносклады в бригаде №3. Колхоз имеет новую сельскохозяйственную технику, современные зерноочистительные комплексы появились во всех бригадах. СПК им. Апанасенко участвует в ежегодных выставках народного хозяйства, где с гордостью представляет крупный рогатый скот казахской белоголовой породы. Алексей Федорович всегда на первое место ставил нужды жителей села, а поэтому не сомневался в правильности своих решений, когда колхозом выделялись средства на ремонт кровли амбулатории,  на изготовление шатровой крыши школы, а также школьной котельной, произведен капитальный ремонт здания Дома культуры, проведена газификация, а также переоборудовано отопление здания детского сада. В 2012 году СПК (колхоз) им.Апанасенко принял статус племенного завода по разведению крупного рогатого скота. На 01.01.2015 года поголовье КРС составило 1337.
  В селе имеются 18 крестьянско-фермерских хозяйств. Самыми крепкими являются  хозяйства предпринимателей Ковалева Евгения Ивановича, Харченко Дмитрия Михайловича, Янкевич Евгения Николаевича.  С 2005 года работу Дома культуры возглавил Котовский С.К. при активной материальной помощи СПК им.Апанасенко обновлена сцена, аппаратура, появились спецэффекты, приобретен бильярдный стол. Здесь проходят собрания жителей села, торжественная часть выпускных балов, дискотеки, вечера, занятия вокального и танцевального кружков.  Открыты   пять частных магазинов. В  традицию вошли празднования юбилеев и свадеб, а также поминок в помещении сельской столовой.  В 2006 году директором школы становится Касягина Светлана Анатольевна, учитель истории и обществознания. Школа продолжает жить, обучать и воспитывать подрастающее поколение.  Отремонтированы актовый зал, столовая, проведены реставрация школьного музея, капитальный ремонт спортивного зала, раздевалок, главного входа школы. Все это стало возможным благодаря меценатской помощи бывших учителей школы Муртузалиевых Омара Магомедовича и Умы Абдуллаевны. Начали функционировать внутренние туалеты в основном здании, построенные на средства, выделенные отделом образования, Муртузалиевым О.М., СПК им. Апанасенко (председатель А.Ф.Лавриненко). Помощь школе оказывает также администрация муниципального сельского совета (председатель С.А.Никитюк), фермерские хозяйства, родители учащихся. Ежегодно СПК (колхоз) им.Апанасенко оказывает помощь одаренным детям, активистам и спортсменам школы.  Предприниматели Муртузалиевы помогают государству воспитывать детей-сирот, оставшихся без попечения родителей. В центре села ими построено красивое здание, в котором проживают две приемные семьи, где воспитываются 18 ребят.  Школа имеет музей истории села. Сбор материала был начат Караченцевой Валентиной Леонидовной, продолжен Фоменко Валентиной Михайловной. Вначале это была Комната Боевой и Трудовой славы. При финансовой поддержке Умы Абдуллаевны комната превратилась в музей. Материалы бережно хранятся и пополняются современным коллективом школы. Количество детей, обучающихся в школе, достигает 220 человек. 4 класса в начальной школе, 8 - в основной. Учащиеся участвуют в творческих конкурсах, соревнованиях, олимпиадах районного, краевого и российского уровней. Во второй половине дня ребята могут отдохнуть, проявить и развить свои таланты и способности в спортивных секциях по баскетболу и волейболу, на занятиях  общей физической подготовки, авиамодельного, туристического, драматического, танцевального, шахматного, стрелкового кружках, а также декоративно-прикладного искусства.
                В селе проживает 1800 жителей, 27 многодетных семей, среди которых 16 национальностей. Большинство составляют русские, далее самые многочисленные даргинцы и  азербайджанцы. Интересно знать, что рядом с нами проживают люди разных национальностей: белорусы, украинцы, армяне, чеченцы, грузины, карачаевцы, татары, гагауз, лезгины, цахурцы, молдаване, осетины, ингуши, кистинцы. Село гордится своими долгожителями: Бильдиевой Анной Семеновной (01.07.1918 г.– 13.01.2015 г.),    Кудрявцевой Ольгой Павловной (16.06.1918 г. - 09.04.2012 г.), Бровицкой Марией Филипповной (01.10.1915 г.-24.09.2010 г.), Ворона Марией Гавриловной (2.10.1919 г.- 31.10.2013 г.).
Из воспоминаний О.П.Кудрявцевой: «Я всю жизнь трудилась. Не было случая, чтобы бросила начатое дело. Ни с кем не ссорилась, никого не бранила и не осуждала. Ни на кого не держала зла. Может быть, это и есть мой секрет долголетия. Моя мама Аннушка прожила 102 года, бабушка Наталья – 116 лет. Так что мне есть на кого равняться!»
Одиннадцать улиц. Одиннадцать рассказов о судьбах людей, наших друзей, наших родственников, наших соседей. И нам с вами есть с кого брать пример!
                 Вот мы и пролистали страницы истории нашей малой родины.
Все, что мы имеем сейчас, достанется нашим внукам. Надо помнить об ответственности перед будущими поколениями, а поэтому стараться приносить как можно больше пользы своему родному дому, своей стране. Надо ее любить!
 
Автор-составитель Касягина С.А.,
с.Дербетовка, 2015 год
 
Литература
 
«Наш край» под редакцией В.С.Куралесова, Ставрополь, 1977 г.
Очерки истории Ставропольского края, научный редактор В.П.Невская, Ставрополь, 1986, т.1, т.2
Н.И.Чиненный «Былое память сохранила», Махачкала, 1989-1991 г. (рукопись-воспоминание)
А.Твалчрелидзе «Ставропольская губерния», Ставрополь, «Кавказская библиотека», 1991 г.
Т.А.Невская, С.А.Чекменев «Ставропольские крестьяне», ТОО «КИНТ», 1994 г.
      История Ставропольского края от древнейших времен до
1917 года, под редакцией профессора, доктора исторических наук В.П.Невской, Ставрополь,СКИПКРО, 1996 г.
«Край наш Ставрополье». Очерки истории, научный редактор Д.В.Кочура, В.П.Невская, Ставрополь, Шат-гора, 1999 г.
А.И.Кругов «Ставропольский край в истории России (конец ХVIII-ХХ век), Ставрополь, Ставропольсервисшкола, 2001 г.
Архив администрации Дербетовского сельского совета.
Воспоминания жителей    села Дербетовка.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Муниципальное казенное общеобразовательное учреждение «Средняя общеобразовательная школа № 6» с. Дербетовка (МКОУ СОШ № 6 с. Дербетовка)

Адрес:
   356705, Ставропольский край, Апанасенковский район, с. Дербетовка, пер. Кооперативный, 16
    Факс: 8 (86555) 71-1-07
Электронная почта: school6ap@yandex.ru
Как нас найти
НовостиИнформация для родителейЗачисление в ОУФотогалерея

*ВНИМАНИЕ: ПОЛНОЕ ИЛИ ЧАСТИЧНОЕ КОПИРОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА ВОЗМОЖНО ТОЛЬКО ПО СОГЛАСОВАНИЮ С АДМИНИСТРАЦИЕЙ, А ТАКЖЕ С УКАЗАНИЕМ ПРЯМОЙ АКТИВНОЙ ССЫЛКИ НА ИСТОЧНИК. ФОТОГРАФИИ ДЕТЕЙ РАЗМЕЩАЮТСЯ С ПИСЬМЕННОГО СОГЛАСИЯ ИХ РОДИТЕЛЕЙ (ЗАКОННЫХ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ). ЧАСТЬ РАЗМЕЩЕННЫХ МАТЕРИАЛОВ, ОПУБЛИКОВАННЫХ НА САЙТЕ, СОБРАНА ИЗ ОТКРЫТЫХ ИСТОЧНИКОВ В ИНТЕРНЕТЕ, ЖУРНАЛОВ, КНИГ... ПРАВА НА ДАННЫЕ МАТЕРИАЛЫ ПРИНАДЛЕЖАТ ИХ ВЛАДЕЛЬЦАМ И ДАННЫЕ МАТЕРИАЛЫ МОГУТ БЫТЬ УДАЛЕНЫ ПО ИХ ПРОСЬБЕ

Индекс цитированияИндекс цитирования

Закрыть
Сообщение об ошибке
Отправьте нам сообщение. Мы исправим ошибку в кратчайшие сроки.
Расположение ошибки: .

Текст ошибки:
Комментарий или отзыв о сайте:
Отправить captcha
Введите код: *

Закрыть

Выдержка из Закона N 124-ФЗ

Классификация информационной продукции

Глава 2. Классификация информационной продукции

Статья 6. Осуществление классификации информационной продукции

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 28 июля 2012 г. N 139-ФЗ в часть 1 статьи 6 настоящего Федерального закона внесены изменения

См. текст части в предыдущей редакции

1. Классификация информационной продукции осуществляется ее производителями и (или) распространителями самостоятельно (в том числе с участием эксперта, экспертов и (или) экспертных организаций, отвечающих требованиям статьи 17 настоящего Федерального закона) до начала ее оборота на территории Российской Федерации.

2. При проведении исследований в целях классификации информационной продукции оценке подлежат:

1) ее тематика, жанр, содержание и художественное оформление;

2) особенности восприятия содержащейся в ней информации детьми определенной возрастной категории;

3) вероятность причинения содержащейся в ней информацией вреда здоровью и (или) развитию детей.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 28 июля 2012 г. N 139-ФЗ в часть 3 статьи 6 настоящего Федерального закона внесены изменения

См. текст части в предыдущей редакции

3. Классификация информационной продукции осуществляется в соответствии с требованиями настоящего Федерального закона по следующим категориям информационной продукции:

1) информационная продукция для детей, не достигших возраста шести лет;

2) информационная продукция для детей, достигших возраста шести лет;

3) информационная продукция для детей, достигших возраста двенадцати лет;

4) информационная продукция для детей, достигших возраста шестнадцати лет;

5) информационная продукция, запрещенная для детей (информационная продукция, содержащая информацию, предусмотренную частью 2 статьи 5 настоящего Федерального закона).

ГАРАНТ:

Об определениии возрастного ценза основной телевизионной передачи с учетом содержания сообщений "бегущей строки" см.информацию Роскомнадзора от 22 января 2013 г.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 2 июля 2013 г. N 185-ФЗ часть 4 статьи 6 настоящего Федерального закона изложена в новой редакции, вступающей в силу c 1 сентября 2013 г.

См. текст части в предыдущей редакции

4. Классификация информационной продукции, предназначенной и (или) используемой для обучения и воспитания детей в организациях, осуществляющих образовательную деятельность по реализации основных общеобразовательных программ, образовательных программ среднего профессионального образования, дополнительных общеобразовательных программ, осуществляется в соответствии с настоящим Федеральным законом и законодательством об образовании.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 28 июля 2012 г. N 139-ФЗ в часть 5 статьи 6 настоящего Федерального закона внесены изменения

См. текст части в предыдущей редакции

5. Классификация фильмов осуществляется в соответствии с требованиями настоящего Федерального закона и законодательства Российской Федерации о государственной поддержке кинематографии.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 28 июля 2012 г. N 139-ФЗ в часть 6 статьи 6 настоящего Федерального закона внесены изменения

См. текст части в предыдущей редакции

6. Сведения, полученные в результате классификации информационной продукции, указываются ее производителем или распространителем в сопроводительных документах на информационную продукцию и являются основанием для размещения на ней знака информационной продукции и для ее оборота на территории Российской Федерации.

Статья 7. Информационная продукция для детей, не достигших возраста шести лет

К информационной продукции для детей, не достигших возраста шести лет, может быть отнесена информационная продукция, содержащая информацию, не причиняющую вреда здоровью и (или) развитию детей (в том числе информационная продукция, содержащая оправданные ее жанром и (или) сюжетом эпизодические ненатуралистические изображение или описание физического и (или) психического насилия (за исключением сексуального насилия) при условии торжества добра над злом и выражения сострадания к жертве насилия и (или) осуждения насилия).

Статья 8. Информационная продукция для детей, достигших возраста шести лет

К допускаемой к обороту информационной продукции для детей, достигших возраста шести лет, может быть отнесена информационная продукция, предусмотренная статьей 7 настоящего Федерального закона, а также информационная продукция, содержащая оправданные ее жанром и (или) сюжетом:

1) кратковременные и ненатуралистические изображение или описание заболеваний человека (за исключением тяжелых заболеваний) и (или) их последствий в форме, не унижающей человеческого достоинства;

2) ненатуралистические изображение или описание несчастного случая, аварии, катастрофы либо ненасильственной смерти без демонстрации их последствий, которые могут вызывать у детей страх, ужас или панику;

3) не побуждающие к совершению антиобщественных действий и (или) преступлений эпизодические изображение или описание этих действий и (или) преступлений при условии, что не обосновывается и не оправдывается их допустимость и выражается отрицательное, осуждающее отношение к лицам, их совершающим.

Статья 9. Информационная продукция для детей, достигших возраста двенадцати лет

К допускаемой к обороту информационной продукции для детей, достигших возраста двенадцати лет, может быть отнесена информационная продукция, предусмотренная статьей 8 настоящего Федерального закона, а также информационная продукция, содержащая оправданные ее жанром и (или) сюжетом:

1) эпизодические изображение или описание жестокости и (или) насилия (за исключением сексуального насилия) без натуралистического показа процесса лишения жизни или нанесения увечий при условии, что выражается сострадание к жертве и (или) отрицательное, осуждающее отношение к жестокости, насилию (за исключением насилия, применяемого в случаях защиты прав граждан и охраняемых законом интересов общества или государства);

2) изображение или описание, не побуждающие к совершению антиобщественных действий (в том числе к потреблению алкогольной и спиртосодержащей продукции, пива и напитков, изготавливаемых на его основе, участию в азартных играх, занятию бродяжничеством или попрошайничеством), эпизодическое упоминание (без демонстрации) наркотических средств, психотропных и (или) одурманивающих веществ, табачных изделий при условии, что не обосновывается и не оправдывается допустимость антиобщественных действий, выражается отрицательное, осуждающее отношение к ним и содержится указание на опасность потребления указанных продукции, средств, веществ, изделий;

3) не эксплуатирующие интереса к сексу и не носящие возбуждающего или оскорбительного характера эпизодические ненатуралистические изображение или описание половых отношений между мужчиной и женщиной, за исключением изображения или описания действий сексуального характера.

Статья 10. Информационная продукция для детей, достигших возраста шестнадцати лет

К допускаемой к обороту информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет, может быть отнесена информационная продукция, предусмотренная статьей 9 настоящего Федерального закона, а также информационная продукция, содержащая оправданные ее жанром и (или) сюжетом:

1) изображение или описание несчастного случая, аварии, катастрофы, заболевания, смерти без натуралистического показа их последствий, которые могут вызывать у детей страх, ужас или панику;

2) изображение или описание жестокости и (или) насилия (за исключением сексуального насилия) без натуралистического показа процесса лишения жизни или нанесения увечий при условии, что выражается сострадание к жертве и (или) отрицательное, осуждающее отношение к жестокости, насилию (за исключением насилия, применяемого в случаях защиты прав граждан и охраняемых законом интересов общества или государства);

3) информация о наркотических средствах или о психотропных и (или) об одурманивающих веществах (без их демонстрации), об опасных последствиях их потребления с демонстрацией таких случаев при условии, что выражается отрицательное или осуждающее отношение к потреблению таких средств или веществ и содержится указание на опасность их потребления;

4) отдельные бранные слова и (или) выражения, не относящиеся к нецензурной брани;

5) не эксплуатирующие интереса к сексу и не носящие оскорбительного характера изображение или описание половых отношений между мужчиной и женщиной, за исключением изображения или описания действий сексуального характера.